Большинство родителей с первых дней жизни ребенка учат его сдерживать свои желания и порывы. Это начинается с малого — с умения взрослых на детское «дай», «хочу» вовремя ответить с полной категоричностью: «Нет», «Нельзя». Без твердых требований невозможно сформировать в ребенке умения подчинять слепые и капризные «хочу» важным и осознанным целям.

При правильном воспитании руководство детским поведением не представляет особых трудностей, ребенок проявляет готовность следовать указаниям взрослых.

Однако педагоги, наблюдая за детьми в детском саду, посещая их семьи, беседуя с родителями, вскрывают множество причин детского непослушания, свидетельствующих, как правило, об ошибках воспитания. Остановимся на главных из них.

Одна из причин непослушания — неразумная любовь родителей к детям. Бесспорно, не любить ребенка противоестественно для родителей. И воспитатель без люб-си к детям не смог бы оправдать свое высокое назначаете.  Без нее трудно привить растущему человеку отзывчивость, внимание к людям, умение считаться с окружающими, и, главное, без нее невозможен контакт между взрослым и ребенком, основанный на взаимопонимании и душевной близости.

Но любовь к ребенку еще не самое главное.  Гораздо важнее научиться управлять своим чувством, руководствуясь разумом. В медицине есть такой термин — передозировка. Он означает, что если даже самым целебным лекарством злоупотребляют, то оно перестает быть живительным и действует на организм как яд. Если ребенок постоянно ощущает на себе передозировку родительской любви, то это начинает действовать на детскую душу подобно яду.

Любовь к ребенку — это действенное чувство, выражающееся и в уважении,  и в последовательной требовательности, и в умеренной доброте к нему. Настоящая родительская любовь не только не исключает, а напротив, обязательно предполагает разумную строгость, объективность.

Но пока ребенок совсем мал, некоторые родители воспринимают капризы, озорство, неподчинение требованиям как нечто естественное. Иногда даже отрицательные проявления в поведении ребенка вызывают у них восторженное чувство.

Сын драчлив, а родители считают: боевой растет, умеет постоять за себя; ни с кем не поделится игрушкой — бережлив; не сговорчив, не умеет уступать, ладить с детьми — сильный характер и т. д.

Беседуя с родителями пятилетнего Сережи, бывая у них дома, воспитатель видит: в семье все подчинено интересам ребенка, даже его дерзкие выходки вызывают умиление.

— Уходи, бабка, обратно! Я с мамой занят,— говорит недовольно внук, не отрываясь от интересной игры.
— Надо же так сказать! Остроумный, необыкновенный ребенок! — рассказывает бабушка воспитателю.

Если сын устроился играть за папиным письменным столом, то отец занимается за обеденным. Если вся семья усаживается за телевизор, то мальчик садится на лучшее место — в бабушкино кресло.

Первый кусок — маленькому: «Ананас только для Сережи. Он его очень любит».

«Вы уж не делайте ему замечаний,— просит мать воспитателя,— а то расплачется, ему вредно нервничать».

Если ребенок чувствует, что постоянно является центром всеобщего интереса, что все разговоры в семье ведутся только о нем, он становится настоящим тираном и с помощью своих «дай», «принеси», «хочу», «не хочу» командует взрослыми, добиваясь желаемого.

Непослушание ребенка — признак того, что взрослые в его глазах не имеют авторитета. А чтобы его завоевать, некоторые родители стараются «все воспитание строить по принципу: мы тебя любим, и ты тоже должен нас любить. В таких случаях поведением ребенка стараются управлять,  постоянные напоминая: «Не сделал, как тебе было сказано, — значит, не любишь маму!»; «Не послушался — не буду любить такого плохого!», «Если б любил папу — не поступал бы так»; «Не слушаешься маму — отдам чужой тете».

Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили родителей, а чтобы заслужить эту любовь, необходимо на каждом шагу показывать детям свою родительскую любовь… Такая семья настолько погружается в море сентиментальности и нежных чувств, что уже ничего другого не замечает. Мимо внимания родителей проходят многие важные мелочи семейного воспитания… Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. И очень часто первыми жертвами такого эгоизма становятся сами родители»

Избалованный ребенок чаще всего растет в семье, где он один среди взрослых. Он окружен всеобщим вниманием, выражающимся в предвосхищении любых запросов. Одержимые в стремлении доставить малышу радость, родители забывают о воспитании в нем дисциплины желаний, и детское «я хочу» становится для них законом. Самое тревожное, когда подобные отношения взрослые считают закономерными: «Разве мы балуем ребёнка! Одеваем и кормим, как в других семьях».

Избаловать ребенка можно не только игрушками и лакомствами, но и чрезмерным вниманием. Он захвален, заласкан, окружен заботами близких, которые склонны преувеличивать достоинства своего дитя.

В результате такого воспитания ребенок привыкает только брать, ничего не давая взамен. Бабушка ему нужна для разных услуг (одеть, раздеть, подать, накормить), мама выполняет все прихоти (покупает игрушки, лакомства, водит в театр), ну, а папа отдает известную дань похвалам.

Привыкая смотреть на своих близких с позиции потребителя, такой ребенок и в среде сверстников претендует лишь на одни права и не хочет выполнять никаких обязанностей. Чувство ответственности за собственное поведение ему чуждо.

В старшую группу поступил новичок. Мать и бабушка отрекомендовали его как ребенка особенного, развитого не по годам.

Действительно, мальчик оказался «особенным ребенком»: развязным, не умеющим считаться с товарищами, хвастливым.»Он мог отнять у соседа карандаш или испортить рисунок, на замечание воспитателя ответить дерзким «Ну и что!» Любую свою работу — будь то рисунок, лепка или прочитанное стихотворение — оценивал самым высоким баллом: «У меня лучше всех!»

С большим трудом воспитателю приходилось добиваться от него выполнения требований. Ребенок ничего не хотел делать, ничто его не интересовало.

Например, на предложение педагога помочь дежурным накрыть на стол он отвечает:
— Дома я никогда не накрываю на стол. Я не девочка!
— Тогда помоги Олегу собрать листья на участке.
— Не хочу. Я лучше с горки покатаюсь.
— Пойди поиграй с ребятами в шашки,— говорит воспитатель мальчику. Но и тут отказ:
— В шашки? Это неинтересно! — машет он снисходительно рукой.— Дома я в шахматы играю с папой.
— Так, может быть, книги посмотришь?
— Я эти тоненькие книжки все давно знаю,— снова возражает «особенный». — Мне мама про Тома Сойера читает.

Избалованному ребенку трудно в детском саду: он не понимает, почему ему не все дозволено. Ведь он «самый-самый», а этого никто не замечает. И вот в результате— бунт в форме капризов, упрямства, неподчинения общепринятым правилам.

Перевоспитание такого ребенка — сложное дело. Педагог должен включить его в жизнь детского коллектива, заинтересовать делами сверстников, заставить осознать, что он не один-единственный, а один из многих, таких же, как он сам. И делать это необходимо совместно с родителями, используя те же методы воспитания.

Чрезмерное внимание в семье к единственному ребенку способствует формированию, с одной стороны, чувства исключительности, переоценки своих возможностей, с другой — беспомощности, слабоволия. Ведь предупреждая все желания малыша, родители, сами того не подозревая, по существу, лишают его возможное! и тренировать волю, умение управлять своим поведением. Дети, привыкшие к тому, что их плач, хныканье вызывают немедленную готовность взрослых прийти на помощь, сами остаются пассивными, безучастными.

Максиму четвертый год, но по сравнению с другими детьми в группе он совершенно беспомощен: снять пальто или варежки не может, застегнуть пуговицу, развязать шнурок не хочет. Даже за столом сидит в ожидании, когда его накормят. На все предложения сделать что-то самому он со слезами на глазах жалобно заявляет: «Не хочу», «Не умею».

Зато дома с родителями у Максима властный, требовательный тон. И взрослые спешат предупредить его слезы: ведь он такой маленький и слабый.

Воспитатель должен объяснить родителям, что ребенок очень рано начинает улавливать отношения к нему взрослых. Кроме того, малышу легко внушить, что он маленький, беспомощный, упрямый, непослушный или, наоборот, сильный, смелый… Все это во многом определяет характер поведения ребенка.

Трудно перестраивать уже сложившиеся способы отношений взрослых с детьми. Даже если родители, осознав, что допустили ошибку в воспитании, станут более требовательными, то это обычно не может пройти безболезненно и для ребенка, и для них самих. Перевоспитание, как говорил А. С. Макаренко, всегда дело более трудное, так как «…требует и больше сил,, и больше знаний, больше терпения, а не у каждого родителя все это найдется»

Тепличное воспитание — одна из причин негативного поведения ребенка. Если детей оберегают от любых усилий — физических и нравственных, изолируют от общества сверстников, то их жизнь нельзя считать полноценной, ибо она не насыщена тем содержанием, которое развивает их, организует их поведение, сосредоточивает на полезной деятельности. Игра, занятие, труд протекают лучше, если у ребенка есть компаньон, разделяющий его настроение, начинания, развитие замыслов. Взрослые, понимая это, стараются восполнить недостающее ему общение со сверстниками, считают необходимым забавлять, развлекать его, навязывать те занятия, которые им кажутся наиболее интересными, подсказывать тему игры и способы действия. Пока дошкольник совсем мал, это в известной мере оправдано. Однако любая деятельность воспитывает активность только тогда, когда ребенок может п ней- проявлять фантазию, самостоятельность, реализовать свои замыслы.

При тепличном воспитании дошкольник постоянно ощущает на себе бремя чрезмерной опеки: нельзя вволю попрыгать, побегать — устанешь; взять в руки молоток—ударишь палец; поработать с иголкой—наколешься. Ребенок то и дело слышит: «Не играй в песок — испачкаешься», «Не развязывай шарф — заболеешь».

Привыкая к тому, что каждый его шаг подсказан взрослым, ребенок теряет способность размышлять над своими поступками.

Задача воспитателя — разъяснить родителям, что важно не смешивать требовательность с мелочной опекой, которая только сковывает силы ребенка. Ограждать детей от какого-либо напряжения, не проявлять должной твердости — это значит не заглядывать в их будущее.

Воспитатель должен предостеречь родителей и от другой крайности — чрезмерной строгости, которая вызывает у ребенка ощущение подавленности.

Требовательность — это не тирания, требовательность должна быть разумной и доброжелательной.

Для старших дошкольников уже характерна способность подмечать, что родители в своей строгости не всегда правы, что другие дети имеют большую самостоятельность в действиях («А Вите позволяют», «Оле разрешают, а мне нет — почему?»).

Как попустительство детским шалостям, так и нетерпимость к ним в равной степени характеризуют крайности в отношениях взрослого к ребенку и не могут считаться нормой. Нельзя забывать о том, что нормально развивающийся ребенок испытывает потребность в активной форме выразить свое эмоциональное состояние. У него, например, очень хорошее настроение, он взволнован приятным событием (получил долгожданный подарок, пришел любимый товарищ, неожиданно в доме появились гости и т. п.) и бурно проявляет свои чувства.

Важно уметь отличать детские шалости от намеренного озорства, не давать переходить границы дозволенного. Если ребенка своевременно приучили сознательно относиться к слову воспитателей, то шалости удается легко прекратить, предотвратив детскую эмоциональную безудержность. Всегда нужно иметь в виду, что формы и сила выражения эмоций зависят от воспитания.

Аленка, радостная, выбежала из группы навстречу отцу. Она полна впечатлений: столько событий за день! Воспитатель похвалил ее за то, что она помогала одеваться малышам; на прогулке ее поставили в первую пару; завтра она дежурная по уголку природы. Все это очень важно и значительно, и как этим не поделиться с папой! Отец машинально соглашается с ней, занятый собственными мыслями.

Дома для дочери у отца тоже нет времени: газета, телевизор, потом приходят друзья… Девочка предоставлена себе, своим играм и размышлениям, и маме не до нее, хлопочет по хозяйству. Старший брат занят уроками, а в свободное время, по примеру взрослых, не считает нужным проявить внимание к сестренке. Попытки пятилетней девочки что-то рассказать, спросить чаще всего наталкиваются на «подожди, я занят», «играй сама», «это мы после обсудим».

Аленкина семья вполне благополучная, здесь не бывает ссор, у девочки есть все необходимое — красивая одежда, игрушки, сладости, родители заботятся о ее здоровье, режиме, покое. Но все ее детские дела и волнения не воспринимаются всерьез.

Родители искренне удивлены, почему их дочь дома плачет по любому поводу, становится все капризнее и упрямее, почему с таким трудом нужно добиваться от нее послушания. Вместе с тем в детском саду девочка по-прежнему ведет себя хорошо.

Задача воспитателя — побеседовать с родителями, выяснить причину изменившегося поведения ребенка и объяснить, что материальный достаток не может компенсировать духовного внимания к малышу, столь необходимого для формирования его личности.

Только благодаря правильному воспитанию происходит закладка положительных качеств личности ребенка, только при этом условии можно говорить о формировании готовности его к активному, осознанному послушанию.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
5,00 из 5 (1)
2 июля 2009

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz